Великие составные счастья: иметь, чем заняться, что любить и на что надеяться. А.Галиерс

Итоги Всероссийского конкурса программ профессиональной ориентации «Время – выбирать профессию, место – Россия».

Скромное обаяние высокомерного насилия успешных

Главная страница -> Сопровождение профориентационной работы -> Библиотека профконсультанта -> Лернер П.И.

Автор - П. С. Лернер

Идём по кругу, не останавливаемся

Анатомируя современную им русскую интеллигенцию, авторы "Вех" в некоторых отношениях отдавали ей должное: "…как ни велик был у нас, особенно в верхних слоях интеллигенции, разгул делячества и карьеризма – он никогда не был освящён в теории. В этом коренное отличие нашей интеллигенции от западной, где забота о личном благополучии является общепризнанной нормой".

Что же у нас здесь и сейчас? Делячество и карьеризм освящены теорией, сделались и у нас общепризнанной нормой. Стыдно быть неуспешным, небогатым материально, но не стыдно быть духовно нищим. Расплодилось множество "деловых людей", плюющих на остальных, цинично готовых ради своих догм и душевно-материального комфорта карабкаться по головам к своим ничтожным целям.

В начале ХХ века капитализм как форма общественного устройства себя заметно дискредитировал. Было ясно, что он порождает беспощадную эксплуатацию большинства меньшинством, закрепляет неравенство, вызывающее, в свою очередь, острую классовую борьбу, легитимизирует власть денег, поощряет конкурентное хищническое отношение к миру и человеку.

Спасением для человечества представлялось социалистическое учение, которое, как казалось тогда, основывалось на традициях европейского просвещения и предлагало принципиально иную модель социального бытия: бесклассовое "мирное" общество, где все люди равны, где доминирует справедливость и благо всех есть благо каждого.

В противоположность этому авторы "Вех" сконцентрировали внимание на негативных чертах зарождающегося социализма. Они отмечали его догматизм, упрощающий жизнь до схемы, его стремительное превращение в суррогат религии, его "партийную принадлежность".

Та критика социализма, с которой выступили авторы "Вех", вполне применима к современному российскому либерализму. Нынешний российский либерализм также сводится к механистической концепции "пользы", к примитивному потребительскому "экономизму", полагающему, что человек мотивирован сугубо материальными интересами – в любой ситуации он принимает рациональное, то есть выгодное для себя решение.

Кстати, в "Вехах" впервые в истории был поставлен вопрос о прикладном значении метафизики: духовное измерение важнее экономического, "внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия", и впервые определена интеллигенция как та социальная общность, которая согласовывает духовное и материальное.

Принципы нравственности являются понятиями метафизическими: их, как правило, невозможно ни доказать, ни ввести через социальную логику. Чтобы они утвердились в реальности, необходима их непрерывная общественная демонстрация.

Однако почему-то от внимания авторов "Вех" каким-то образом ускользнуло, что именно социалистическая идея, выражавшая собой мечту человечества о справедливом обществе, если уж обращаться к "национальной почве", была наиболее близка традиционному сознанию россиян, тяготеющему не столько к формальной универсальной законности, созданной Западом, сколько к конкретной человеческой справедливости.

Прайд успешных

Вот уже многие годы создаются группировки людей, связанных между собой не объективными заслугами перед страной и народом, а лишь родственными, кумовскими либо дружески-приятельскими узами. Всё это усугубляется круговой порукой, взаимными утилитарными обязательствами, неформальными связями. Не говоря уже о купле-продаже должностей, дипломов, степеней.

Социальная циркуляция у нас развита слабо, что весьма приближает нашу общественную структуру к феодализму. Образно говоря, должность прирастает к человеку, а не человек сугубо временно прикрепляется к должности [8] .

В здоровом обществе всё должно происходить иначе. Ни бюрократическая, ни творческая, ни какая другая должность не должна находиться в пожизненном владении какого-либо "феодала". Она в принципе даётся за труды и для того, чтобы её обладатель показывал свои способности.

Наше общество практически не ориентировано на меритократию, не востребованы по-настоящему одарённые люди. Большие и малые организации в нынешней России не ставят перед собой чрезвычайно сложных задач, которые требуют усилий людей какого-то высокопрофессионального, высокоинтеллектуального или особого психологического типа. Задачи ставятся, как правило, отнюдь не грандиозные, не на дальнюю перспективу, не на "длинные" деньги.

Меритократия (букв. «власть достойных», от лат. meritus — достойный) — принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка. Используется преимущественно в двух значениях. Первое значение термина соответствует системе, противоположной аристократии и демократии, в которой руководители назначаются из числа специально опекаемых талантов. Второе, более распространённое, значение предполагает создание начальных условий для объективно одарённых и трудолюбивых людей, чтобы они в будущем имели шанс занять высокое общественное положение в условиях свободной конкуренции (Википедия).

В постмодернистской культуре нашего времени традиционные модели премодерна и модерна — соответственно религия и наука — не могут одержать верх в противоборстве с потребительством, развлечениями и гедонизмом (как принципом немедленного получения удовольствия). Сегодняшняя молодежь готова проявлять терпимость к чему угодно, только не к тем, кто возводит в абсолют собственную модель мира. И это создает немалые трудности как для приверженцев традиционной религии, так и для работников образования, проповедующих ценности науки и разума. Свобода поколения Next от нравственных норм, нарушение которых должно было бы вызывать чувство вины, возможно, способствует раскрепощению, но оно делает человека беспомощным в вопросах этики и неспособным оценить последствия своего поведения для себя и окружающих [9] .

Как отмечает А.С. Арсеньев, преобладание в нашем сегодняшнем мире вещных форм отношений заставляет оценивать человека через его "товарные" характеристики, среди которых значительный вес имеют способности к адаптации и социализации. "В условиях современной цивилизации развитие личности стало сложной проблемой, поскольку основные параметры этой цивилизации (включая социальные отношения), определяющие ее так называемый “прогресс”, носят обостренно антиличностный характер. Ничего особенно нового в этом нет: личность всегда находилась и должна находиться в сложных, большей частью антагонистических отношениях с социальностью. Для философии это — прописная истина. Это признает и современная гуманистическая психология. Просто эта цивилизация приобретает все более формально-вещный характер …" [1].

Социологи иногда используют термин "аномия", идущий от Ветхого Завета. Слово это означает некий ценностный разброд, несоответствие существующих в обществе парадигм, идеологических, этических, эстетических и прочих базовых критериев. Этим разбродом и пользуются манипуляторы, "соцтехнологи".

Угнетающей тенденцией последнего времени становится схожесть интересов, ценностей, предела мечтаний современных людей, вся эта поверхностность и примитивность: дачи, квартиры, машины, деньги, богатство, гламур, роскошная жизнь. Формируется определенный образ жизни. Его спецификой является акцентируемый смысл потребляемых товаров и услуг как символов успеха, престижа, подъема по социальной лестнице, или же они преподносятся как эквивалент счастья и удовлетворенности жизнью. Все в сегодняшней действительности сводится к деньгам, люди оцениваются и сравниваются по уровню достатка, даже «половинки» выбираются по наличию машины-квартиры-дачи, друзья – по статусу. Мир продается и покупается.

Одной из характерных черт консюмеризма последних лет является не только увеличение объемов потребления каждым участником рынка потребления, но и появление новой группы потребителей – детей. Дети не просто становятся платежеспособной силой – они становятся одним из значимых "консультантов" родителей в процессе выбора товара. Появляются дети, у которых "всё есть". Производители, маркетологи и рекламные агентства стали обращать внимание на детей и увеличивать рекламные бюджеты.

Другой момент воздействия касается запроса на успешного человека, он затрагивает и мотивационную сферу подростка, начинает запускать программу — любыми средствами добиться признания, даже за счет другого человека. В таких случаях процесс самореализации и компенсации собственной неполноценности идет путем копирования "успешного поведения" лиц с идентичными внешними признаками (вплоть до правонарушений). Таким образом, подросток, испытывающий в жизни затруднения – социальный, психологический дискомфорт, частые неудачи, отсутствие самореализации, боязнь быть непризнанным в группе и т. д. – начинает сравнивать себя с транслируемыми СМИ образами.

Одна из закономерностей развития чувств в условиях школьного обучения, проявляется в том, что успех в деятельности воодушевляет и окрыляет человека, усиливает интерес к ней. Наоборот, непосильные трудности и неудачи огорчают и разочаровывают человека, снижают интерес к делу и даже вызывают к нему равнодушие и неприязнь. Подросток, по причине своего непрофессионализма в тех видах деятельности (интеллектуальной, трудовой, художественной и т.п.), которыми ему предлагают заниматься в школе, заранее обречен на неуспех, но в силах педагога помочь ему справиться с этими сложностями путем создания ситуации успеха как переживания индивидуального удовлетворения собой в процессе или в результате деятельности [7].

Гуманизация границ ориентации на успех

В новейшие времена всюду мы сталкиваемся со всевозможными технологиями, поучающими нас как готовить блюда, выбирать жён, стать женой олигарха, сажать цветы, грамотно-технологично разрешить семейную проблему, приобретать друзей, избираться в Думу, заполучить учёную степень, стать миллионером и т.д.

Современный этап характеризуется существенным усложнением общественных отношений. Количество и формы социальных связей претерпевают заметные изменения, повысилось разнообразие форм взаимодействия между людьми [5] .

На ценностно-смысловые аспекты жизни подростка воздействие идет через развертку криминальной информации как наиболее востребованной обществом с экрана телевизора. Объем такой продукции достаточно динамичен, разнообразен, информативен, имеет налет запрета, а это вместе взятое и дает ту совокупность качеств, которая привлекает подростка, в его период поиска своего пространства во взрослом мире.

Усложняющим аспектом общественной жизни, способным привести к негативным последствиям, является возникновение огромного количества разнообразных демонстраций "успешных взрослых", которые далеки от эталонов для подражания.

Механизмы следования за готовыми формами поведения и образами, которые преподносятся зачастую однобоко, фрагментарно, позволяют быть причастными к тем группам, которые уже заявлены в обществе и механизм конформизма вступает в действие. Это соглашение подростка принять действительность в тех формах, которые представлены средой. Они обеспечивают признание его, но не дают вариантов другого поведения.

Концепция социал-дарвинизма прежде всего основана на акцентировании меж- и внутривидовой борьбы, борьбы за выживание. Картина мира несколько сложнее. Князь Кропоткин вполне справедливо писал, споря с Дарвиным, что помимо борьбы видов наблюдается и взаимопомощь [8].

Культура – огромный скачок вперёд нашего биологического вида, человечества, которая многое меняет. Далеко не все общественные понятия адекватно прослеживаются на биологическом уровне. Например, взаимопомощь, жертвенность, самосознание. Но есть в культуре и нечто приспособительное. Она – способ нашего наилучшего, наиболее динамичного, цивилизованного выживания, сохранения рода.

Вот что писал А.Н. Тубельский (1994 г.!) по этому поводу: «Жизнь сегодняшних подростков трагична в буквальном смысле. У них уже сложилось ощущение своей ненужности в обществе. Чем в основном озабочены родители и педагоги? Накормить, одеть, дать образование, помочь поступить в институт. Зачем, ради чего, как жить дальше – на эти вопросы нет ответов ни у старших, ни у самих 11-16 летних».

С одной стороны, эта проблема не нова, и русская классическая (и не только классическая) литература предоставляет нам образы «лишних людей» и потерянных поколений. Но эта проблема, обостряясь в определенные исторические периоды, приобретает каждый раз специфические конкретно-исторические черты. Чувствительность молодых людей к идеологическим, субкультурным и контркультурным влияниям, а также влияниям псевдорелигиозным сегодня обостряется в связи с исчезновением однозначности идеологии, размыванием идеологических ориентиров, в связи с плюрализмом в идеологии.

Именно в юности идеологическая структура среды становится для «эго» важной, – пишет Э. Эриксон, – потому что без идеологического упрощения мира «эго» юного человека не способно организовать опыт в соответствии со своими конкретными возможностями и все большей вовлеченностью в события [10].

Очевидно, что профессиональное самоопределение (как выбор на изменяющимся рынке труда), может происходить при условии, что школьники в процессе целенаправленной учебной деятельности (результаты которой переносятся в жизненную практику) приобретают представления о сфере разнообразной трудовой деятельности людей в современном мире именно определением для себя некоторого (индивидуального) комплекта понятий (тезауруса) [б, 7].

Целостное развитие есть забота самой личности, предмет её самоопределения, самостоятельного выбора. Подлинное воспитание — вспоможение целостному развитию. Быть может, поддержка самоопределения — смягчение противоречий (конфликта) интересов индивида и государства.

Только разнообразная трудовая деятельность (преодоление юношеской "безработицы") и приобретаемый социальный опыт позволят заинтересовать детей и подростков проектированием версий жизненных и профессиональных планов, идеалов будущей профессии и возможных моделей достижения высокой квалификации в ней.

Однако ни абитуриенты, поступающие в университеты, институты и академии, ни их родители заранее не интересуются, чему там обучают, насколько серьёзны предметы и сильны профессора. Вопросы в основном касаются оплаты за обучение, престижности диплома, перспектив трудоустройства и зарплаты. Наверное, в школах и семьях думают и говорят примерно о том же.

Редко встретишь студентов и аспирантов, с которыми можно по-человечески поговорить, совместно о чём-то поразмышлять – им всё изначально ясно, они заведомые технологи, ожидающие от системы образования готовых алгоритмов достижения цели. Ценностной рефлексии нет. «Бизнес-ценности», «ценности потребления» захватили их умы и души, стали основным компонентом понятия успешности.

Школа и будущая успешность: точки пересечения

Миллионам людей многократно в жизни приходится задумываться о выборе своего профессионального будущего – где и как получать профессию и специальность, какой работой заниматься, как приобрести высокую квалификацию, насколько знания, опыт, личные качества соотносятся с требованиями к привлекающей профессии [6] .

Под трудом будем понимать такие взаимодействия между людьми (или с самим собой?), при которых для достижения цели реализуются усилия личности; не только получают запланированный результат, но и происходит развитие внутреннего мира растущего человека, совершенствование и становление человека.

В современном мире существует разделение труда (в смысле профессиональной работы), с этим приходится считаться при проектировании собственных жизненных планов. Пожалуй, самым сложным проектом можно назвать жизненное и профессиональное самоопределение, готовность к которому становится социально-психологической необходимостью [6,7].

Насколько человек равен своей профессии? Конечно, человек намного крупнее, интереснее, богаче чем то, что характеризуется лишь его профессиональной деятельностью, работой, даже его трудом, заработком, уровнем потребления.

К сожалению, содержание общего среднего образования информационно не обслуживает самоопределение школьников, предоставляя им возможность методом проб и ошибок, часто на эмоциональном уровне принимать ситуационные решения. Из преподавания школьных предметов не формируются представления о профессиональной деятельности, например, математиков и химиков, географов и историков. Школьники практически не имеют представления о характере и особенностях работы инженеров и квалифицированных рабочих, журналистов и медицинских работников, учёных и даже школьных учителей.

Нынешняя общеобразовательная, как ее называют, школа не достигает и никогда не достигнет ею же провозглашаемых целей, пока не станет носителем тех знаний, которые единственно в силах развить природные дарования и одновременно способны удовлетворить неизбывные потребности растущих людей. И пока не станет применять адекватные этим развивающим знаниям методы и приемы обучения.

Вселенский опыт массового и элитарного образования ясно показал: сколь угодно огромная сумма знаний из различных областей науки не равна ни одной единице ай-кью. Нет на свете "основ наук", самим фактом своей изученности дающих в качестве "побочного продукта" развитие мышления, воображения, памяти, воли [3].

Те знания и навыки, которые мы получаем в детстве и юности, вовсе не гарантируют нам успеха на всю оставшуюся жизнь. И даже периодическое повышение квалификации еще не является решением проблемы. Непрерывное образование рассматривает процесс обучения как постоянный континуум "от колыбели до смерти". И его основой служат те базовые навыки, которые человек получает в молодости. В информационном обществе эти навыки должны быть пересмотрены и расширены. К ним надо добавить умение учиться и желание продолжать свое обучение самостоятельно [2,3].

Участие в гражданском обществе практически невозможно без успешной профессиональной карьеры, поскольку она составляет фундамент личной независимости, самоуважения и благосостояния, а значит, определяет качество жизни.

Богатства имеют материальное выражение: сколько выращено хлеба и надоено молока, сколько произведено электроэнергии, сколько сделано автомобилей и компьютеров, сколько построено домов и сооружений, заводов, фабрик, аэродромов. На рынке все произведенное можно продать и получить прибыли, то есть прирост богатства, но в денежном выражении. Более того, чтобы в условиях жесткой конкуренции продать, надо произвести то, что имеет потребительскую стоимость, что имеет отличия от других предлагаемых на рынке товаров и услуг, что соответствует рыночной характеристике «качество – цена» [4].

Часто говорится, что в банках из денег делают деньги. Процесс «размножения» денег так просто нельзя себе представить. Конечно, «лимфатической системой» сложного организма «проектирование – производство – реализация на рынке» является система финансирования, в первую очередь, банковская. В странах с развитой экономикой катализаторами смелого проектирования и научно-технического прогресса производства материальных и нематериальных ценностей являются банки, дающие деньги обычно под участие в прибылях предприятия. В крупных проектах участвует государство, обеспечивающее финансирование.

Производство любых товаров и услуг, если оно эффективно, обеспечивает богатство. Если оно неэффективно, то может вести к разорению, обнищанию. И чтобы найти эту грань, нужно разобраться с довольно простыми понятиями. Базовыми, элементарными.

Затраты на изготовление любой детали (или программы выпуска детали) принято называть СЕБЕСТОИМОСТЬЮ и считать важнейшим экономическим показателем производства [4].

Зарплата входит в себестоимость. Со школьной скамьи надо бы знать, за что люди получают зарплату: за что получают зарплату продавец? Водитель такси? Профессор университета? Поп-звезда? Оператор станка с программным управлением? Милиционер-регулировщик?

Ответы: за продажу товаров, вождение автомобиля, чтение лекций, пение на эстраде, работу на станке, регулирование уличного движения. Такие ответы правильны, но только в первом приближении. Если, к примеру, учитель зарабатывает в два-три раза меньше официанта, то есть ли этому разумное объяснение? Или официант более технологично добился успеха?

Минимум миниморум зарплаты будем называть рабством, максимум максиморум – коммунизмом. Между ними окажутся феодализм, капитализм, социализм. Во все времена работодатель оплачивает работу, а наемный работник получает или хочет получать зарплату за свою работу. Если их взгляды на этот вопрос расходятся, начинаются трудовые споры, конфликты, которые порой заканчиваются забастовками, революциями, затем спад, разруха, падение качества жизни, передел собственности, гражданские войны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арсеньев А.С. Философские основания понимания личности. – М.: 2001.
2. Бим-Бад Б.М. "Тайны" образовательной политики. //Сайт bim-bad.ru
3. Бим-Бад Б.М. Антропологическое основание теории и практики современного образования. Очерк проблем и методов их решения. М.: Изд. РОУ, 1994.—36с.
4. Лернер П.С. "Экономическая демократия" для учащихся 10-11-х профильных классов. Сайт Bim-Bad.ru
5. Лернер П.С. Множественность имиджа как инструмент проектирования альтернатив будущего. – Материалы шестого международного симпозиума по имиджелогии / Под ред. Е.А. Петровой. М.: РИЦ АИМ, 2008, с. 27-34.
6. Лернер П.С. Самоопределение растущей личности как смысловой концентр общего среднего образования. В сб.: Материалы Российской научно-практической конференции/ Под общ. ред. А.В. Иванова. М.: МГПИ, АПКиППРО, 2008, стр. 156-160.
7. Липницкий К.И., Михайлова М.П. Кризис подросткового возраста в контексте самоопределения. В сб.: Материалы всероссийской научно-практической конференции. М.: - Кострома, ИСМО РАО, 2008. – с. 96-103.
8. Покровский Н.Е. Самопровозглашённые. – ЛГ, 2008, # 10, с. 4.
9. Сахно Е.Г. Власть потребления и кризис социализации // Сборник материалов конференции. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. С. 167–172.
10. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: 1996.